Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Обсуждение повести "Завещание помещицы" - как это было...

Вот и заканчивается 2014 год, ставший для меня (во многом не по моей воле) годом "Завещания помещицы". Не успел я в январьские праздники дописать повесть, как мне звонок из "Китапа" - срочно несите текст на корректуру, в феврале сдача в печать. И закрутилась беготня - сверка, проверка, правка. Ну, и цензура - куда ж без нее в наше насквозь демократическое время! В апреле в "молодежке" (НМТ им. М.Карима) прошла презентация повести с участием лучших уфимских артистов (Александра Донгузова, Ольги Мусиной, Марата Курбангалеева и Любови Никитиной) и прошла замечательно. И вот последняя презентация книги, прошедшая в форме обсуждения. Студенты БГПУ, коих в читальный зал библиотеки университета набилось немало (думаю, не меньше 70-80 человек) и слушали, и выступали, и задавали вопросы. Все это пиршество мысли и изысканной речи организовали главный библиограф республики Федоров Петр Ильич и преподаватель русского языка и литературы БГПУ Прокофьева Ирина Олеговна, один из главных авторов нашумевшей хрестоматии "Уфимская художественная проза".  

БГПУ_Федоров и Дюртюли

На обсуждение из Дюртюлей (Дюртюлинская межпоселенческая библиотека) приехали Елена Халиуллина и Зальфия Саитова, авторы буктрейлера по книге "Завещание помещицы". Трехминутный клип заражает своей лаконичностью и напором, музыкой и точностью подобранных фраз. И не случайно он выиграл первое место в конкурсе "Лучшая башкирская книга 2014" в номинации "Любимая историческая книга". По логике и книга "Завещание помещицы" должна бы была стать лучшей исторической книгой года РБ, но организаторы непонятным образом и вопреки голосованию изменили свое решение. Ну, и ладно, и Бог с ними! Уже то хорошо, что буктрейлер признали, а, значит, признали проблемы, поставленные в повести нужными и своевременными. Маленькая, но победа!
БГПУ_зал3

Collapse )

Мамин день

Сегодня, 20 ноября 2012 года, исполнилось 23 года, как наш мир, бренный и печальный, покинула моя мама, Нина Алексеевна Овчинникова-Круль. Это случилось в понедельник,в 9 вечера. Как сейчас помню этот день, зазвонил телефон, трубку снял старший брат и горестное известие пронзило меня насквозь. Все, что поддерживает нас в этом мире - это память и моя новелла - дань любви маме. Все, что могу...


Мама2

"Все васильки, васильки, сколько мелькает их в поле..."

 Нет на свете людей, которые бы в той или иной степени не были виноваты перед своими родителями, предшественниками, давшими нам право на жизнь. Это дарованное свыше право вселяет надежду и ожиданием счастья переполняет душу, теряя голову, мы проваливаемся в самую глубь лабиринта невзгод и прегрешений в погоне за призрачным благополучием, забывая обо всем и обманывая себя и своих близких.

Я - один из тех, чья вина перед матерью тяжела и неизгладима. Вспоминаю ее лицо, задумчивое и строгое, печальное, которое сразу преображалось, стоит только на нее взглянуть, украшаясь доброй и застенчиво-милой улыбкой. Создавалось впечатление, что она совсем не умеет сердиться, настолько мягкий и уступчивый был у нее характер. Нам с братом жилось привольно и легко, мама ходила за нами до третьего класса, как за малолетними детьми, кутая в ватные одеяла, борясь со сквозняками и бесконечными простудами, отпаивала малиновым вареньем и душицей, и терпеливо перетаскивала нас на себе каждую субботу после купанья, опуская в теплую, нагретую постель. После переезда мы жили на первом этаже, пол был холодным и мама, как могла, берегла наше здоровье. Будучи впечатлительным и слабым мальчиком, я большую часть времени просиживал дома, общаясь чаще с книгами, чем с приятелями и моим кумиром был отец, работавший художником. Мама оставалась как бы в тени. - "Слова из тебя не вытянешь, дядя Стася родимый," - отшучивалась она в ответ на мое угрюмое молчанье, когда я приходил из школы и неохотно делился с ней новостями. Я сильно картавил, с трудом давались мне шипящие звуки, и мою сбивчивую и невнятную речь мало кто мог разобрать. Над этим изъяном все смеялись, особенно усердствовали дворовые мальчишки, дома от насмешек спрятаться было некуда и я отмалчивался, избегая длительных расспросов. Мама жалела меня, защищала от нападок неуемной ребятни и постепенно ко мне прилепилось прозвище - "маменькин сынок".

Сколько помню, мама все время что-то делала - стирала, гладила, шила, готовила, убиралась по дому и беспрерывно штопала старые носки и чулки. Их была у нас целая груда, два больших выдвижных ящика старинного шифоньера были заполнены доверху изношенным тряпьем. Откуда что бралось?! По долгим зимним вечерам, когда телевизоры были большой редкостью и все собирались возле репродуктора послушать радиопостановку или концерт легкой музыки, мама как-то незаметно, с улыбкой, при свете настольной лампы, починяла прохудившиеся носки. А они все рвались и рвались, протираясь в новом, неожиданном месте, и мама, вздохнув, - "На вас не напасешься," - принималась за повторную работу.


Collapse )